ДИЗАЙН ВСЕГО Дизайн всего‎ — это жизнь, ориентированная на вопрос: «Где я нахожусь?». Давайте различать то, что должно быть интересно, от того, что интересно на самом деле.

Новые материалы и комментарииУбрать рекламу на сайтеПожертвовать проекту «Дизайн всего»

«Зоркий вместо главного видит мелочи»

Дизайн всего | Каталог статей | Регистрация | Вход

Случайные фото

Приветствую Вас Гость | RSS
Дизайн всего » Статьи » Проза » Мария Райнер

Мария Райнер. Бета Ориона

Рассказ «Бета Ориона» опубликован на сайте «Звёздный ветер» - литературный конкурс на лучшее произведение о космосе, сезон 2011-2012, в номинации «Солнечные паруса».

Мария Райнер
Возле своих работ на выставке фотографий «Барнаул глазами барнаульцев». Фото Маргариты Парфёновой

Мария Райнер

Бета Ориона

— Кажется, всё в порядке, капитан Андерсон, — доложил первый помощник Рибек.

— Кажется или в порядке? — жёстко уточнил капитан.

— Почти, сэр, — отчеканил Рибек. — Багаж и провиант погрузили. Доктор прилетел вовремя. Корабль к отлёту готов.

— А что не так?

— В первом классе летит женщина, сэр.

— Места в анабиозе ещё есть?

— Да, но она отказалась.

Капитан сплюнул на бетонный ковёр космодрома, распугивая кузнечиков.

— Фактически нарушения порядка нет, — развёл руками Рибек.

— Фактически… — капитан поймал кузнечика и кинул его в траву. — Женщина на корабле хуже крысы. Вы говорили с ней лично, Рибек?

— Я перекинулся с ней парой слов, когда она поднималась по трапу.

— Хорошо. Кейси сигналит, будем отчаливать. Рибек, зайдите перед отлётом к леди…

— Селия Вангард, сэр.

— Вангард? — брови капитана поползли вверх.

— Я как-то не подумал. — Рибек устало потёр виски. Он вымотался, принимая пассажирский багаж.

Имя Питера Вангарда было одним из самых великих имён современности. Несколько лет назад он отправился в долгосрочный поиск за пределы галактики. Это означало, что он вернётся через сотни лет. Вангард открыл Капитоль — планету с семью измерениями. А теперь Селия Вангард летит на Бету Ориона.

Смотреть там было нечего: мир болот, насекомых, ростом со слона и водой, внезапно становившейся ядовитой и непригодной даже для местной фауны.

Ходили слухи, что планету открыли для свободного посещения, чтобы финансировать новый проект доктора Соммерса.

— Как вы думаете, Рибек, леди Вангард летит на Бету Ориона туристкой?

— Не знаю, сэр. Это компетенция Кейси.

— Да, конечно. — Капитан зашёл в траву и рвал мелкие цветы, похожие на мерцающие звёздочки — сорняк, завезённый с Альдебарана. — Идите, Рибек, я сейчас.

Нарвав большой букет, Андерсон тяжёлой походкой поднялся по трапу и через несколько минут объявил начало полёта. Цветы он отдал Спарксу и велел отнести их в каюту первого класса.

В разговоре с Кейси — вторым помощником, Андерсон выяснил, что леди Вангард летит на Орин по приглашению доктора Соммерса. Им нужен микробиолог.

— Значит, мисс будет по пояс в воде ловить лягушек и кормить их ядовитыми комарами? — пошутил подошедший Спаркс.

— Цветы передали? — капитану не хотелось шутить.

— Да. Мисс Вангард попросила принести вазу, но так как этот предмет не предусмотрен кодексом, я принёс банку из-под мармелада. Мисс Селия поблагодарила и унесла цветы в свою каюту.

— Хм, — буркнул капитан.

Шёл второй месяц полёта. Капитан недоумевал. Селия Вангард не предприняла ни одной попытки к знакомству с шестью членами экипажа. Спаркс, видевшийся с нею ежедневно, приносил скупую информацию. Мисс Селия не желала ничего, положенного сверх пассажирского права на полёт в первом классе.

— Может, пригласим её на ужин? — капитан сдался первым. Во время рядового скучного завтрака, когда все молчали, поглощённые своими думами, он решил застать их врасплох.

Члены команды поперхнулись.

Рибек прожевал ложку овсянки и сказал:

— К тому же она — Вангард. Вдруг она родственница Самого?

Кейси пожал плечами:

— Известно, что Питер Вангард не был женат, а его родители погибли. Ни один источник не упоминает о сестре, или внебрачной дочери.

— Может, она его невеста? Или поклонница? — предположил Нури. — И взяла его фамилию, есть же ненормальные…

— А каково ваше мнение, Спаркс? — поинтересовался капитан, незаметно от всех отодвигая тарелку с кашей за большое блюдо с тостами.

— Я считаю, — степенно отозвался стюард, — что капитан прав. Надо пригласить мисс Селию на ужин. Это разнообразит как наши будни, так и её.

— Кто-нибудь против? — Андерсон обвёл команду взглядом, глаза его были неподвижны, а руки аккуратно намазывали тост жирным слоем гусиной печени. Андерсон страдал язвой желудка и сидел на диете.

— У меня такое чувство, сэр, — ухмыльнулся Джо, — что вы завели разговор о леди исключительно для того, чтобы отхватить кусок печёнки. Ну, а праздничный ужин — это и вовсе хитрый манёвр, чтобы от души предаться чревоугодию!

Андерсон покраснел. Нури покачал головой и что-то укоризненно произнёс по-индийски. Рибек и Кейси от души посмеялись — шутка Джо показалась им удачной.

Когда смех стих, Рибек, наливая кофе, сказал, что не против.

— И я не против, — откликнулся Спаркс.

— А вы, Кейси? — спросил капитан, обречённо жуя овсянку.

— Мне всё равно, — отмахнулся второй помощник, доедая бутерброд капитана.

— Нури?

— От ужина с леди я не откажусь.

— Джо?

— Я — за! — Джо слыл отъявленным бабником. — Вот увидите, не пройдёт и недели, как мисс Вангард переселится в мою берлогу.

— Что-то я сильно в этом сомневаюсь, — Кейси надел очки и открыл толстую книгу.

Джо с азартом хлопнул в ладоши:

— На что спорим, Кейси?

— На твои волосы, — погружённый в чтение, Кейси даже не поднял головы.

Джо озадаченно потряс копной великолепных тёмных волос, вившихся кольцами.

— Согласен. А взамен твоя библиотека!

Кейси оторвался от страницы, посмотрел в иллюминатор и согласился.

Следующий день прошёл в хлопотах. Спаркс и Рибек надраили салон до блеска. Нури помогал Джо стряпать. Весь день они что-то заливали в причудливые формочки. Андерсон сочинил приглашение, а Кейси, как самый непроницаемый член экипажа отнёс его мисс Вангард, и она его приняла.

Утром команда тщательно готовилась к ужину: Джо вымыл свои волосы специальным шампунем, Рибек побрился, Спаркс впервые пожалел, что лыс и мал ростом, а Кейси чуть не получил тумаков за то, что спрятал утюг.

— Почему я так волнуюсь? — в тысячный раз спрашивал капитан у зеркала, неодобрительно рассматривая своего двойника. Ему ничего не нравилось в своём лице: квадратный подбородок, большой нос, бульдожьи глаза, жёсткие волосы. Он никогда не нравился женщинам.

А теперь злился на себя за то, что предложил команде этот ужин, прикрылся именем Питера Вангарда. Он не понимал, зачем ему лишние проблемы и волнения; и зачем он намеренно суёт голову в петлю.

Селия Вангард пришла ровно в четыре. На ней было надето простое чёрное платье, струящееся до самого пола. Высокие каблуки, прямые распущенные волосы и никакой косметики.

Андерсон с удивлением отметил, что женщина, которая летит на Ригель, чтобы проявить себя, как микробиолог, взяла с собой вечернее платье и туфли. Впрочем, капитан совсем не разбирался в женщинах.

Она казалась ему очень красивой, элегантной и чуть старомодной. Но глаза её оставались неживыми, отсутствующими, и у Андерсона создалось впечатление, что он не различает, где пустота космоса, а где пустота её глаз.

Джо острил больше положенного, но мисс Вангард только вежливо улыбалась. Капитану польстило, что Селия не находит пошлые шутки Джо смешными.

Кейси обеспокоенно наблюдал за капитаном: он знал его много лет. Андерсон напомнил ему Орфея, собирающегося совершить прогулку в ад.

Когда, казалось, разговор был исчерпан, мисс Вангард задала довольно логичный вопрос:

— А скажите, мистер Андерсон, почему ваш корабль называется «Орфей»?

— Вы знаете историю «Орфея»? — удивился Кейси, надевая очки. Древними мифами интересовались разве что историки-специалисты.

— Я слышала о нём, — уклончиво ответила Селия.

— Что за история? — спросил Спаркс.

Обычно он читал списки багажа пассажиров.

— Орфей, сын царя и музы, певец, спустился в ад, чтобы вернуть возлюбленную. — Произнёс Кейси. — Но что-то у них пошло не так, Эвридика — так звали девушку, не захотела уйти.

— А мне казалось, что это он сомневался, — ровным голосом ответила Селия. — Так почему «Орфей»?

— Это случайность, мисс Вангард, — ответил Рибек. — Заводское имя.

Она наклонила голову, выразив этим жестом свою удовлетворённость.

— Простите за любопытство, мисс Вангард, — осторожно начал Нури. — Мы тут голову ломаем: кем вы приходитесь Питеру Вангарду?

Селия подняла глаза.

«Как две чёрные дыры», — подумалось капитану.

— Питер Вангард — мой родной брат.

Молчание, которое накрыло салон, нарушил темпераментный Нури:

— Но ни в одной из биографий Питера не упоминается ни о какой сестре! Наверное, вы его большая поклонница и носите его фамилию, чтобы чувствовать себя ближе к нему.

Селия усмехнулась:

— Я могу принести вам свидетельство о рождении, где указано, что мои родители Майра Камински и Эдуард Вангард. А в графе «Старшие братья и сёстры» стоит имя Питера.

— Но почему вы не афишируете вашу связь со знаменитой семьёй? — спросил капитан.

— Я спросила вас, почему корабль называется «Орфей», — ответила мисс Вангард. — Опасно называть вещи именами несчастных героев, они могут повторить их судьбу.

— Что вы хотите этим сказать? — насторожился Рибек. Мисс Вангард не понравилась ему ещё с того момента, когда капитан рвал для неё цветы на космодроме.

— Я ничего не хочу этим сказать. Забудьте о моих словах, — устало ответила Селия. — Я понимаю, что вы пригласили меня из-за фамилии… Что ж, я удовлетворю ваше любопытство.

Питер старше меня на одиннадцать лет. Он родился где-то возле Сириуса, к неудовольствию Майры Камински. Из-за рождения ребёнка чуть не сорвалась экспедиция на Мадонну — планету с чёрной атмосферой.

Совет хотел отозвать «Сирену» на Землю, но Майра так настойчиво просила, что впервые в истории освоения космоса на землю новой планеты вместе с планетологами ступил годовалый малыш.

На Мадонне нашли альфа-алмазы, их обнаружил в пещере трёхлетний мальчик, который ещё не умел говорить, но знал горные лабиринты, как свои пять пальцев. Пока Майра добывала альфа-алмазы, Эдуард кочевал по планете и обнаружил разрушенный Чёрный Город…

— Простите, что перебиваю, — виновато улыбнулся Нури. — А что это за альфа-алмазы? О них столько говорят, но я не знал, что их нашли на Мадонне ваши родители.

— Питер нашёл их, — поправила Селия. — Совет заморозил проект, и об альфа-алмазах не было слышно долгие годы.

— Ходят разные слухи, — перебил Джо, не удержавшись, — что альфа-алмазы используют военные.

— Возможно, — безмятежно ответила она. — Мне об этом мало известно. Но у Питера есть работа, посвящённая свойствам этих камней. Он пытался их изучать.

— Вы хотите сказать… — начал Кейси.

— Никто не осматривал рюкзачок малыша, — Селия впервые за вечер улыбнулась.

— Значит, у Питера есть альфа-алмазы, — сделал Андерсон простой вывод. — И вы, наверное, их видели?

— Я играла ими в детстве, — поделилась она воспоминаниями.

— И как они выглядят? — зачарованно спросил Джо.

Селия усмехнулась:

— Они не поражают. На первый взгляд алмазы похожи на обычный лунный хрусталь.

Посмотреть бы… — мечтательно вздохнул Нури.

Селия расстегнула цепочку, висевшую на её бледной, увядающей шее. На цепочке был прикреплён круглый плоский камень, обрамлённый в чёрный металл.

На поверхности алмаза выделялась выпуклая роза. Свет, преломляясь в ней, расцвечивал её то тревожно-красным, то угрожающе-чёрным, то пугающе-невидимым. Андерсон смутно начала понимать, почему алмазами заинтересовались военные.

— Брат подарил вам эту камею? — спросил доктор.

— Нет, это работа Эйвери.

— Эйвери? — ошеломлённо переспросил Рибек. Эйвери — легендарный космопроходец, открывший турбо-портал, и много лет назад пропавший без вести.

— Да, — просто ответила Селия. — Он был моим другом. Он тоже исследовал свойства алмазов, но его это не увлекло.

— Мисс Вангард, — задал Кейси естественный вопрос, — А вы не боитесь носить с собой камень стоимостью в одну земную колонию?

— Нет, — ответила Селия. — При дневном свете он похож на безделушку, которые продают в космопортах. К тому же алмаз имеет свойство исчезать.

Она пристально посмотрела на камень. Андерсон следил за её лицом и руками, как ребёнок следит за руками фокусника в надежде уличить его в обмане. Никто не заметил, как алмаз, словно сахар в кипятке, растворился в воздухе.

— Это невозможно! — Ахнул Рибек и протянул руку между тарелкой с мармеладными пирамидками и коробкой с сигаретами. — Здесь ничего нет, только скатерть!

Все взгляды устремились на мисс Вангард.

— Я уже упоминала, что свойства алмазов до конца не изучены. Вы заметили, что исчез не только алмаз, но и цепочка, к которой он прикован?

Кейси снял очки:

— Выходит, не зря военные перехватили первенство по добыче алмазов?

— Это кажется фантастикой, — отозвался Рибек.

— Вы можете называть это как угодно, — капитана поразило то равнодушие, с каким Селия ответила Рибеку. — Вы спрашивали, почему нет сведений о сестре Питера. Позвольте, я закончу свой рассказ.

Тридцать лет назад в космическом уставе появился новый пункт. Женщины, ожидающие ребёнка, отстранялись от полётов на несколько лет. Майра скрывалась у родителей Эдуарда в небольшом посёлке в Уральских горах. Когда я родилась, она бросила меня и улетела в «Лунный Приют». Это планета возле Спики.

Меня вырастили дед и бабка. Питеру запретили говорить всему миру, что я его родная сестра, но, не смотря на запрет, он часто приезжал к нам. Мы были очень дружны, несмотря на разницу в возрасте.

А потом у нас гостили его друзья: Эйвери, Соммерс, Йонсел и Найтли.

Селия встала:

— Простите, я устала. Мне слишком тяжело вспоминать прошлое.

Она поблагодарила за великолепный ужин и ушла к себе. На другой день мисс Вангард заболела. Нури навестил её, но не нашёл ничего особенного. Он прописал ей лёгкие антидепрессанты.

Некоторое время спустя Андерсон пришёл в салон первого класса.

Она вышла к нему в чёрном, с заплаканным лицом, осторожно села на софу, взяла диванную подушку и положила её на колени, отгородившись от всего мира.

— Как вы себя чувствуете?

— У меня плохое предчувствие, — упавшим голосом ответила Селия, не замечая его вопроса. — Не обращайте внимания. Обычные глупые женские бредни.

— Вы не выглядите глупой, — Андерсон неуклюже попытался сделать ей комплимент.

— Алмаз стал очень активным, — пожаловалась она, еле сдерживаясь, чтобы не заплакать.

— Альфа-алмазы предсказывают будущее? — капитан попытался пошутить, но не получилось.

— Я не знаю, — сквозь слёзы произнесла Селия. — МОЙ алмаз, перед тем, как должно случиться что-то плохое, становится чёрным и безжизненным. Я боюсь.

Она заплакала, глядя на капитана, как в безлюдное пространство космоса.

— Зачем вы летите на Бету Ориона? — прямо спросил капитан, упрямо не замечая её слёз.

— Помочь Соммерсу в работе, — её голос зазвучал чуть увереннее. — Надо что-то делать, как-то жить. Я осталась одна, совсем одна. Понимаете?

— Но почему Соммерс? — доктор был капитану очень неприятен.

— Эйвери пропал, — Селия начала загибать пальцы. — Питер отправился в другую неизвестность. Йонсел тоже где-то бороздит просторы вселенной, а Найтли руководит закрытым проектом на Ио. При всём его желании меня туда не пустили.

— И что вы будете делать на этой убогой планете? — поинтересовался Андерсон с внезапно нахлынувшей злостью.

— Я буду работать, — как-то неуверенно ответила мисс Вангард.

— А вы не думали о том, что можно выйти замуж и родить детей? — неожиданно для себя самого спросил Андерсон и покраснел.

— Я боюсь, — пролепетала Селия и заплакала.

Полёт подходил к концу, и ничего не предвещало катастрофы. Глубокой ночью «Орфей» закрутило, как волчок. Внезапно налетевший космический вихрь поглотил его и лишил тепла. Корабль падал в неизвестную тёмную пропасть.

Селия проснулась от леденящего холода. Она наощупь оделась, завернулась в одеяло и отправилась в каюткомпанию. На «Орфее» было тихо, как в могиле. В каком-то коридоре Селия наткнулась на Нури.

— Слава Богу! — Воскликнул индиец. — А я отправился за вами. Что-то случилось с электричеством…

Нури взял её под руку, и они медленно побрели в темноте, спотыкаясь и падая от вибраций корабля.

В кают-компании собралась вся команда. Кейси и Спаркс устанавливали генератор. Селия опустилась на диван и поджала под себя ноги. Никто не разговаривал; в воздухе висело слабое ощущение надежды, которое люди боялись разрушить своими голосами.

Наконец, Кейси снял очки и облегчённо возвестил:

— Слава Богу, работает! Скоро здесь будет тепло.

— Мы умрём? — напрямик спросил он капитана.

Андерсон не знал, что ответить. Он не был оптимистом, но был капитаном:

— Я ничего не могу сказать определённо. Небольшой шанс у нас есть. Жаль, что зависит он не от наших с вами умений.

— Да бросьте, капитан, — с наигранным равнодушием перебил его Рибек. — Мы все знаем, что умрём. Нас затянуло в эту чёртову пустоту Найтли. — Он кивнул в сторо-ну леди. — Вашего дружка, мисс Вангард. Генератора хватит максимум на двенадцать часов, а потом мы замёрзнем, если раньше не откажет система воздухоснабжения.

— Так, — Андерсон хлопнул ладонью по столу. — Предлагаю подкрепиться. У нас осталась кое-какая еда от ужина.

— Почему бы нет? — ответил за всех Кейси.

— Я не против, — сказал Нури. — Но сначала я бы заглянул в медотсек.

Джо собрался на кухню. Спаркс вызвался его сопровождать. Нури и Рибек отправились за медикаментами.

Андерсон нахмурил лоб:

— Что-то Найтли писал о свойствах пустоты… По его гипотезе, пустота медленно поглощает материальный объект, в то время как он стремительно падает в никуда.

— Значит, если остановить объект, то он сохранит свои формы? — Кейси откупоривал пиво.

— Не нравится мне всё это, — мрачно сказал капитан, щедро намазывая хлеб гусиной печенью.

— Что-то их долго нет, — забеспокоился Кейси, протягивая своё пиво Селии. — Как-то мне не по себе.

— Я думаю, они больше не вернутся, — вдруг произнесла Селия. — Пустота Найтли поглощает предметы фрагментарно.

— И вы молчали, пока они не ушли? — Кейси был готов броситься на неё с кулаками.
Селия сделала большой глоток:

— Это всего лишь гипотеза, и я вспомнила о ней только теперь. Удивительно, как Найтли всё точно угадал. А я смеялась над ним.

— Чёртов ваш Найтли! — выругался Кейси и бросился за дверь.

— Кейси!!! — не своим голосом закричал капитан, но первый помощник был уже далеко. Андерсон угрожающе посмотрел на Селию.

— Они не вернутся, — повторила она. — Вы не сделаете мне бутерброд?

Андерсон не двигался.

— Ладно, — Селия встала и взялась за нож.

— Мисс Вангард, — капитан вырвал у неё нож и отбросил в сторону. — Говорите, что вам известно?

Селия изумилась:

— Помилуйте, капитан! Мне известно столько же, сколько и вам. Я ничего не знаю, я только чувствую и буду рада ошибиться.

Андерсон подошёл к двери, открыл её и отшатнулся. В проёме зияла пустота. Он в страхе захлопнул дверь. Он и Селия летели неведомо куда. Корабль почти исчез. Андерсон понуро опустился рядом с девушкой.

— В гипотезе Найтли был один пункт, который не вошёл в официальный доклад. Вещество, покрытое составом из распылённого альфа-алмаза, остаётся непоглощённым. Ну, а что там дальше — даже Найтли не смог придумать.

— Что ж, — без эмоций ответил капитан. — Мы с вами так и будем вечно падать сквозь вселенную.

— Наверное, пока работает генератор…

Андерсон долго молчал, прислушиваясь к себе. Его раздражало, что Селия ест, не переставая.

— Мисс Вангард, — обратился он официально. — Я обвиняю вас в том, что вы убили команду «Орфея» и его пассажиров. Вы сумасшедшая. Вы фанатка. Опасная безумица. Вы завидовали славе вашего брата и решили доказать существование пустоты Найтли…

Селия долго смеялась. Капитану хотелось её задушить. Он вырвал бутылку из её рук. Селия не сопротивлялась.

— Оправдывайтесь! — он тряс её, как мешок. — Хотя бы оправдывайтесь!

— Мне не в чем оправдываться, — беспечно ответила Селия.

— Зачем вы летели на Бету Ориона? — грозно спросил он.

— Чтобы встретиться с братом.

У Андерсона отнялся язык.

— Бета Ориона — не то место, где такой великий учёный, как Соммерс, стал терять бы своё время, если бы не нашёл нечто непостижимое.

На Ригеле находится портал, ведущий в альтернативные миры. Питер предположил его существование, а Соммерс рассчитал и нашёл. Они все были гениальные… Соммерс только маскируется биологической деятельностью.

— Это невероятно, — смутился капитан. — Это неправда. Почему я должен вам верить?

— Это правда, — грустно сказала Селия. — Питер бросил меня, он считал меня слишком слабой. Но я догадалась, правда, теперь это не имеет ни значения.

— Питер… бросил вас? — с нажимом произнёс капитан.

— Питер… — с болью в голосе сказала Селия. — Да, он оставил меня, потому что отличался высокими моральными устоями. В то время как мне было всё равно. Он возненавидел меня, потому что я способствовала его падению.

Андерсон брезгливо отодвинулся от неё.

Селия задумчиво посмотрела в пустую пивную банку такими же пустыми, пьяными глазами:

— Мы всегда любили друг друга. Сами понимаете, быть вместе мы не могли. Хотя я смогла бы… А Питер не захотел… так.

Когда он исчез, я переехала к Эйвери. Когда-то он делал мне предложение, и я… В общем, не важно. Он изучал свойства алмазов с точки зрения генетики.

Эйвери мечтал изменить генетическую цепочку. Несколько лет мы бились над изменением кода ДНК. У нас были результаты, но мыши быстро старели.

Потом Йонсел предложил Эйву долгосрочный поиск, а я продолжала работать над изменением генной структуры. И, знаете, у меня получилось. Я написала большую работу об изменении наследственного кода при помощи альфа-алмазов и разработала на практике метод реализации. Моя работа хранится в космо-архиве. После моей смерти бумаги передадут Питеру. Если бы он не исчез…

Селия безнадёжно махнула рукой и завернулась в одеяло. Губы у неё побелели. Андерсон сел рядом и прижал её к себе. Она легла, увлекая его за собой, и вжалась в него, как орхидея своими корнями врастает в ствол большого, искорёженного дерева.

— У меня был образец генетического кода Питера. — У неё стучали зубы. — Я изменила свои гены. Теперь мы не брат и сестра, а посторонние люди. Я летела на Бету Ориона, чтобы сказать ему об этом.

Андерсон крепче прижал её к себе.

Селия больше не разговаривала. Вскоре дыхание её стало ровным и постепенно заледенело. Андерсон продержался чуть дольше. Чувствуя, как слабеют его мышцы, он последним усилием воли оторвался от неё и скатился на пол.

Он подумал, что алмаз Селии сохранит обломок «Орфея» в пустоте, и если когда-нибудь их найдёт Питер Вангард — а он будет её искать, ознакомившись с её архивом — то ему будет очень неприятно обнаружить любимую женщину в объятиях другого мужчины.


Перед тем как нажать на кнопку «Перевести», надо выбрать способ перевода: «платёж с карты VISA или MasterCard» (странно, но забыли указать здесь Maestro, но она указана на странице заполнения данных) или «платёж из кошелька в Яндекс.Деньгах». Для этого нажмите на соответствующую кнопку.

Или на карту Maestro Сбербанка 67619600 0165856502

Фотографии Марии Райнер.
Мария Райнер о (Мысли вслух).

Категория: Мария Райнер | Добавил: Giotto (19.09.2015) | Автор: Мария Райнер
Просмотров: 1410 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 5.0/6 |
Всего комментариев: 3
1
1 vitkit3   (31.10.2016 10:17)
Мне показалось, что в рассказе довольно много вопросительных знаков, и я решил их посчитать, оказалось их пятьдесят.

1
2 Giotto   (05.02.2017 14:08)
Да, чтобы быть в тренде, можно переименовать рассказ в "Пятьдесят вопросительных оттенков"!

0
3 vitkit3   (09.02.2017 14:51)
По одному вопросу на каждые 445,5 знаков.

Не нравится каждый раз вводить коды, имя и Email - войдите на сайт или зарегистрируйтесь!
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поделиться ссылкой
Категории раздела
Мария Райнер [13]
Фарида Габдраупова [2]
Поиск по сайту
Поиск Яндексом
Поиск по сайту Google
Орфография
Словари русского языка
www.gramota.ru
Система Orphus
Правила орфографии и пунктуации русского языка онлайн
Друзья сайта
Хранилище файлов
Dropbox
Хранилище файлов
yapfiles
Открытое небо
ВКонтакте
Открытое небо
facebook
ONLINE ETYMOLOGY DICTIONRY
КиноПоиск
Кино онлайн
w6.zona.plus
Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Мини-Чат
Меню
Пожертвовать проекту «Дизайн всего»Убрать рекламу на сайтеНовые материалы и комментарииСделать бесплатный сайт с uCoz Copyright MyCorp © 2018