ДИЗАЙН ВСЕГО Дизайн всего‎ — это жизнь, ориентированная на вопрос: «Где я нахожусь?». Давайте различать то, что должно быть интересно, от того, что интересно на самом деле.

Новые материалы и комментарииУбрать рекламу на сайтеПожертвовать проекту «Дизайн всего»

«Зоркий вместо главного видит мелочи»

Дизайн всего | Каталог статей | Регистрация | Вход

Случайные фото

Приветствую Вас Гость | RSS
Дизайн всего » Статьи » Проза » Мария Райнер

Мария Райнер. Алексей Аргунов. Приворот солнца
Мария Райнер
Фото Виталия Коньшина

Мария Райнер
Алексей Аргунов

ПРИВОРОТ СОЛНЦА

-1-

 

Лёша Булочкин рассеянно смотрел в окно. Лето выдалось холодным и дождливым. Начало осени тоже не радовало — выпал снег. Солнце не показывалось несколько дней. Но двор продолжал жить своей привычной жизнью.

Братья Брагины скребли мётлами асфальт. Возле подъезда машина с тонированными стёклами поджидала Фёдора Сергеевича Бабкина, главу акционерного общества «Крышечка». Коллеги называли его коротко и скромно Фээсбэ. Водитель ловко тасовал карты, охранник в тёмных очках пританцовывал возле машины, нервно подёргивая головой.

В это время из подъезда вышла экстрасенс Алевтина Владленовна Сусликова и, важно размахивая зонтиком, отправилась в свой энерго-информационный центр. Следом выскочил лучший скульптор города Николай Васильевич Нахуняев. Он торопился в отдел культуры, где должны быть утверждены поправки в его проект «Сеятель и сеятельница».

— Милый, ты купил хлеб? — услышал Лёша голос Инны за спиной. Инна, жена поэта Булочкина, бодро вошла на кухню, а следом вбежала, виляя хвостом, Белочка — помесь дворняги и таксы — любимая собака Булочкиных.

— Милая, — сказал Булочкин, взяв жену за руки, — Ты даже не представляешь, что случилось.

— А что случилось, ты не заболел?

— Инна, по радио сообщили, что Солнце удаляется от земли на пятнадцать сантиметров в день.

— Это, скорей всего, очередная утка.

— Инна, я не ожидал от Солнца такой подлости, оно нас бросило, прямо как руководитель нашей студии, потому что мы — бездарности и подлецы. — На глазах Булочкина появились слёзы.

—  Во-первых, ты не бездарность и не подлец, во-вторых, что касается Солнца, это какая-то ошибка, в-третьих, нам всё равно понадобится хлеб, так что ты всё же сходи в магазин, — Инна поцеловала расстроенного поэта.

— Я, конечно, схожу. Но всё-таки, почему нас все бросают? Неужели мы такие плохие?

— Мы не плохие, мы должны научиться быть самостоятельными. Да и потом, он наиграется в свою империю и вернётся к нам.

— Я должен что-то сделать, — сказал Лёша, обуваясь, — мне надо подумать.

 

-2-

 

— Алевтина Владленовна, — обратилась секретарь Катя к вошедшей начальнице. — Шухер отказалась от раскрытия вишудхи.

— Это та, которая из Дома Писателей? Ольга Григорьевна? — хмыкнула экстрасенс, — раньше раскрывала, писала книжки, а теперь что? Да если бы не наши энергии, её бы в союз писателей не взяли. Уволиться, что ли, решила?

Раздался телефонный звонок. Глава энерго-информационного центра сняла трубку и добрым голосом произнесла:

— Аллё!

— Здравствуйте! Я звоню вам по объявлению, — Алевтина Владленовна услышала взволнованный женский голос.

«А, эта звонит, чтобы мужа вернуть» — мелькнула мысль в голове экстрасенса. Она регулярно размещала объявления в газетах с текстом, который вызывал неподдельный интерес у группы населения с некоторым дефицитом интеллекта.

Текст был следующий: «Ваш муж — негодяй? Он вас бросил? Потомственный экстрасенс вернёт его в семью. Оплата по результату. Выдаём чеки».

Потомственный экстрасенс Сусликова была человеком практичным и не вполне доверяла космическим энергиям, поэтому просила Федю Фээсбэ проконтролировать космические процессы простой земной схемой. А схема была такой: Федя Фээсбэ со своими товарищами вежливо убеждал неверного мужа вернуться в семью, пока космические силы не нанесли непоправимый вред его здоровью и благосостоянию. В благодарность Алевтина Владленовна открывала своему соседу неиссякаемые денежные потоки.  

— Да, я вас слушаю, — включила участливую интонацию Алевтина Владленовна.

— Вы возвращаете мужей?

— Да, конечно, возвращаем. А вы бы хотели вернуть мужа?

— Нет, — с надрывом произнёс голос, — я хочу, чтобы вы вернули Солнце. Вы можете это сделать?

— Безусловно! А вам когда удобно подъехать утром или вечером?

— Вечером.

— У меня свободно в шесть? Вы сможете подъехать?

— Да, смогу.

— Тогда я вас записываю.

— Сумасшедшая какая-то звонила, хочет Солнце вернуть — покрутила пальцем у виска Алевтина Владленовна. — Но похоже с деньгами…

— Алевтина Владленовна, разве вы не слышали, что сказали в новостях? — спросила Катя.

 

-3-

 

— Ну, нах, здорово, нах, — Николай Васильевич вошёл в отдел культуры. Это своеобразное приветствие известного скульптура работники отдела культуры слышали неоднократно и не удивились ему.

— Алла Васильевна вас ждёт.

Нахуняев вошёл в кабинет. Очки Аллы Васильевны озабоченно сверкали.

— Проходите, садитесь. Берите арбуз. — На столе Аллы Васильевны лежал разрезанный арбуз, и стояла початая бутылка коньяка. —  Коньяк не предлагаю, скульпторы не пьют.

Нахуняев понимал, что с Аллой Васильевной лучше не спорить и послушно стал есть.

— Мы-то с вами люди взрослые понимаем, что к чему. А  с чего всё началось? Комсомол распустили… и пошло… это ж надо… теперь Солнце — частный собственник… светить на общественных началах, видите ли, не хочет.

Нахуняев подавился арбузным семечком. Алла Васильевна стал заботливо хлопать его по спине.

— Ничего, ничего. Художники рисуют, писатели пишут, поэты сочиняют, а ты должен отлить.

— Я же уже всё отлил, — возмутился Нахуняев.

— Надо ещё! — Мягко и в то же время требовательно сказала Алла Васильевна.

— Монумент закончен, через неделю установка и открытие.

— Подождёт! Наш дурак требует за сеятелем Солнце прикрепить.

— Какое нах Солнце нах? Как я его нах прикреплю нах, если композиция сделана? — Известный скульптор стал злиться.

— Прикрепишь, — ласково сказала Алла Васильевна. — Ты же талантливый… и умный… — И Алла Васильевна нежно погладила его по голове.

 

-4-

 

Счастливый Лёша Булочкин  вернулся домой.

— Инночка! Я понял! — не разуваясь, влетел он в комнату. И увидел, что Инна смотрит в записи боксёрский поединок. Радостная улыбка внезапно исчезла с его лица.

— Инночка! Как ты можешь смотреть этот бокс, когда Солнце уходит!

— Лёша, ты забыл снять кроссовки, — спокойно ответила Инна, глядя на цепочку следов.

— Инночка! Прости меня! Я всё уберу!

— А хлеб ты купил?

— Инночка! Я забыл! Послушай, что я придумал!

Инна внимательно смотрела на мужа.

— Я должен написать стихотворение, посвященное Солнцу, может быть, это будет гимн.

— Отличная идея, — ответила Инна.

— А сейчас я вымою пол и сбегаю за хлебом — мужественно предложил Алексей.

— Лучше садись и пиши. Я сама всё сделаю.

Когда Инна с Белочкой и хлебом пришла из магазина, в квартире было тихо. Заглянув в комнату, она увидела, как поэт мерит шагами жизненное пространство между окном и диваном, размахивая рукой и грызя карандаш.

— Пойдём, Белочка, пусть творит. — Инна с собакой пошли досматривать бой.

 

— 5 –

 

Прошло две недели. За это время в газетах появились объявления со следующим текстом: «Верну Солнце на Землю. Быстро и с гарантией. Ведётся сбор средств для проведения приворота Солнца. Номер лицевого счёта». Чтобы ускорить проведение ритуала ОАО «Крышечка» начала сбор пожертвований, как с юридических, так и физических лиц. Сам Федя Фээсбэ не только руководил процессом, но и лично принимал деятельное участие в приёме пожертвований. Нахуняев нервно совершенствовал композицию памятника. Лёша Булочкин писал уже пятую редакцию гимна. В борьбе за Солнце не остались в стороне и другие литераторы. В Доме Писателей Владислав Медовой прочитал лекцию о древних обрядах шумеров по умилостивлению Солнца, которые проводились в городе Ларса. После чего писательская жизнь окончательно переместилась в «Рыгаловку».

Руководил операцией почётный гражданин города и завсегдатай «Рыгаловки» Кузьма Кузьмич Кулебякин.  По его приказу были закуплены жёлтые тазики, предназначенные для приготовления особой солнечной смеси и символизирующие само небесное тело. Солнечная смесь представляла собой подношение светилу и делалась из нескольких сортов белых вин. После чего дары Солнца принимались вовнутрь. Кузьма Кузьмич подошёл к исполнению своих обязанностей ответсвенно и серьёзно, и не терпел даже малейшего нарушения дисциплины. Однажды он заметил как Ольга Григорьевна уклоняется от исполнения обряда и бессовестно пьёт зелёный чай. Шухер попыталась оправдаться, сказав, что она совсем не пьет спиртного.

— Что это значит «не пью»? — Кузьма Кузьмич был возмущен. — Ты зачем сюда пришла?

— Я со всеми … участвовать в обряде, — потупив взгляд, ответила Ольга Григорьевна.

— А что мы делаем?

— Пьёте, — робко ответила Шухер

— Вот и ты пей.

Надо заметить, что не все отнеслись с пониманием к важности этого мероприятия. Виктория Карловна, жена главы писательской организации, неодобрительно высказалась по поводу участия своего мужа в этом действии. После того как Иван Владимирович со второй попытки вошёл в дверь Виктория Карловна заявила: «Опять ты пьёшь с этим быдлом».  Тут Иван Владимирович достал из пакета герберы. Выхватив из его рук букет, Виктория Карловна стала бить мужа по лицу: «Ты же поэт». Предусмотрительный Иван Владимирович терпел мягкие прикосновения гербер. Он знал — эти цветы не имеют шипов. «Любовь всей моей жизни, ты не права, я не просто поэт, я великий русский поэт, а великий русский поэт должен быть с народом».

Во дворе Булочкиных шли приготовления к ритуалу на приворот Солнца. Братья Брагины соорудили постамент из автомобильных шин и выкопали траншею вокруг возвышения в диаметре пять метров пятьдесят пять сантиметров, которую во время соединения энергии Земли и Солнца предполагалось залить бензином и поджечь. Но ещё не все сдали деньги, поэтому Федя Фээсбэ лично отправился к должникам, среди которых были и Булочкины. Дверь открыла Инна, на ней были спортивная маечка и шортики.

— Здравствуйте, давайте деньги, — начал Федя.

— С какой стати?  

Федя Фээсбэ засмотрелся на Иннины разбитые казанки и смешался — в его голове не сочетались разбитые казанки и красивая девушка и он промямлил

— Ну это, чтобы Солнце вернуть…

— Мозги себе верни — Инна захлопнула дверь.

— Сука, — подумал Федя, — Красивая, но дерзкая. Уважаю.

— Инна, я придумал и прочитал стихотворение Солнцу, теперь, всё будет хорошо. Оно вернётся, — выбежал из комнаты Лёша.

— Тише, маму разбудишь, — ответила Инна, — прочитай, милый, что ты придумал.

 

-6-

 

На следующее  утро во всех средствах массовой информации появилось сообщение, что учёные ошиблись в своих расчётах и Солнце не удаляется от Земли. Это вызвало всеобщую радость и очередные проблемы для Нахуняева. Николай Васильевич вошёл в отдел культуры и сказал: «Здравствуйте». Работников отдела передернуло от такого обращения.

Нахуняев вошёл в кабинет. Очки Аллы Васильевны вспотели.

— Здравствуйте! Проходите! Садитесь!

Нахуняев молча прошёл.

— Николай Васильевич, а может по рюмашке?

— Я не пью, — мрачно ответил скульптор.

— Да ладно тебе, что ты как маленький, подумаешь, Солнце убрать, ты же сам не хотел его крепить, — сказала Алла Васильевна, подавая ему рюмку

— Да что ты понимаешь, не могу я его открепить, тогда вся композиция рухнет.

— Коля, ты выпей.

— Да я, нах, не пью, нах, — ответил Нахуняев, опрокидывая в себя коньяк.

— Коля, закуси, — глава отдела культуры протянула кусок шоколада.

— Что нах за жизнь нах, — проглатывая шоколад жаловался Нахуняев, то жена ушла, то Солнце это прилепи, отлепи. Завтра открытие, а мне рубашку погладить некому.

— Да я сама поглажу тебе рубашку, — сказала Алла Васильевна, нежно погладив несчастного скульптора по коленке, — ты только Солнце отлепи.

— Я нах ничего нах отлеплять не буду, — Нахуняев ударил кулаком по столу, — так и скажи своему дураку.

Алла Васильевна заулыбалась и сняла очки.

— Ну, хорошо, я передам… Коля, а давай ещё по рюмашке.

 

-7-

 

Лёша и Инна Булочкины вместе с дочерью и Белочкой пришли на торжественное открытие нового памятника. В присутствии ревностных служителей народа и самого народа под громкие аплодисменты Нахуняев в отглаженном костюме сдёрнул покрывало с монумента. На площади установилась тишина. Зрители недоумённо смотрели на сеятеля и сеятельницу и встающее за ними Солнце, чем-то напоминающее шестерёнку. Кто-то вскрикнул: «Что это?» Лёша Булочкин разочарованно смотрел на Солнце.

— Что же эти сеятели сеют? — задумчиво произнёс он,  — что даже колесо сансары остановилось? 

 


Перед тем как нажать на кнопку «Перевести», надо выбрать способ перевода: «платёж с карты VISA или MasterCard» (странно, но забыли указать здесь Maestro, но она указана на странице заполнения данных) или «платёж из кошелька в Яндекс.Деньгах». Для этого нажмите на соответствующую кнопку.

Или на карту Maestro Сбербанка 67619600 0165856502

Фотографии Марии Райнер.
Мария Райнер о (Мысли вслух).

Категория: Мария Райнер | Добавил: Giotto (08.10.2015) | Автор: Мария Райнер. Алексей Аргунов
Просмотров: 1214 | Теги: Мария Райнер, Алексей Аргунов | Рейтинг: 5.0/5 |
Всего комментариев: 0
Не нравится каждый раз вводить коды, имя и Email - войдите на сайт или зарегистрируйтесь!
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поделиться ссылкой
Категории раздела
Мария Райнер [13]
Фарида Габдраупова [2]
Поиск по сайту
Поиск Яндексом
Поиск по сайту Google
Орфография
Словари русского языка
www.gramota.ru
Система Orphus
Правила орфографии и пунктуации русского языка онлайн
Друзья сайта
Хранилище файлов
Dropbox
Хранилище файлов
yapfiles
Открытое небо
ВКонтакте
Открытое небо
facebook
ONLINE ETYMOLOGY DICTIONRY
КиноПоиск
Кино онлайн
w6.zona.plus
Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Мини-Чат
Меню
Пожертвовать проекту «Дизайн всего»Убрать рекламу на сайтеНовые материалы и комментарииСделать бесплатный сайт с uCoz Copyright MyCorp © 2018